Обход закона пример

Обход закона как одна из форм злоупотребления правом

Шишкова Юлия Юрьевна,
ЧОУ ВПО Омская Юридическая Академия, г.Омск

«Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл»
(Юлий Павел. Дигесты Юстиниана).

Общество зачастую сталкивается со злоупотреблением правом, что является причиной нарушения гражданских прав и свобод, это и недобросовестное осуществление гражданских прав, и использование гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также действия в обход закона с противоправной целью.

Остановимся поподробнее на последнем. На наш взгляд проблема обхода закона является одной из самых актуальных на сегодняшний день. Законодательно запрещено обходить закон, однако правонарушители постоянно используют пробелы и коллизии закона, в частности Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), чтобы достичь корыстных целей.
Для начала необходимо разобраться в том, что же такое «обход закона»? Существует множество понятий отражающих сущность данного термина. Например, один из них взят эпиграфом к данной статье.
Согласно Ульпиану «Обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно»[2, С. 396.]
В германской литературе под обходом закона понимался «образ действий, нарушающий предписание закона не прямо, но подрывающий цель, на достижение которой это предписание направлено». [1, c.193]
Что же об «обходе закона» говорит нам российское законодательство?

Данное понятие появилось сравнительно недавно в Гражданском кодексе РФ. Изменения в ст. 10 были внесены Федеральным Законом от 30 декабря 2012 года № 302 ФЗ:
«1.Не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)». Получается, что «обход закона» — это одна из форм злоупотребления правом. Но законодатель не раскрыл понятие «действие в обход закона», возможно, это было сделано специально, т.к. невозможно предусмотреть весь перечень действий и ситуаций, при которых факт наличия «обхода закона» можно считать установленным.
Кроме того к действиям, направленным на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона), теперь должны применяться те же последствия, что и при злоупотреблении правом, если иное не указано в Гражданском кодексе РФ [3]. В случае не соблюдений требований, предусмотренных пунктом 1 ст. 10, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывают лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, т.е. суду предоставляется право выносить вердикт исходя из обстоятельств рассматриваемого дела.
Правонарушители зачастую прибегают к таким действиям, чтобы обойти закон, чтобы достичь противоправных целей.

Начнем с довольно простого житейского примера. Допустим, имеется объект, на который не разрешается заходить, т.к. нахождение на нем является опасным для жизни. Он огорожен стеной или забором, на входе висит табличка «Входить запрещено». Какой-то человек обязательно захочет туда попасть. Вопрос, как же он это сделает? Естественно, перелезет через забор! Когда нарушитель будет пойман, то встанет вопрос, а совершил ли он правонарушение? Он будет упираться, мотивировав свой ответ тем, что под табличкой «Вход запрещен» он не входил, а надписи о том, что нельзя пролезать через забор просто не было.
Вот один из нашумевших примеров. Как известно, в магазинах запрещено продавать крепкий алкоголь позже 22.00. Жители Москвы нашли способ обойти «сухой закон» — была придумана схема доставки алкоголя на дом. Для этого нужно было зарегистрироваться на сайте, а затем купить любой товар, а алкогольную продукцию дадут в подарок. Изящество и дерзость, с которыми обходят закон удивляет.
В ГК РФ согласно ч.4.п.1. ст. 575 коммерческим организациям запрещено заключать договоры дарения, однако они могут заключить договор безвозмездного пользования (ст. 690 ГК), кроме тех лиц, которые являются их учредителями, участниками, руководителями, членами ее органов управления или контроля. Получатся, что у коммерческих организаций есть возможность обойти закон.
Вот еще любопытный факт. Известно, что для строительства объекта недвижимости в соответствии со ст. 51 Градостроительного кодекса РФ необходимо получить разрешение на строительство. Такое разрешение получить очень сложно, т.к. требуется большой пакет документов. Но для регистрации права на жилой дом (не свыше 3-х этажей) такого разрешения не требуется. Собственнику земельного участка достаточно получить кадастровый паспорт на возведенный объект и подать соответствующее заявление с правоустанавливающими документами и кадастровым паспортом в Росреестр. В последующим собственник в порядке гл. 3 ЖК РФ свободно может перевести такое жилое помещение в нежилое.

Построенные жилые дома бывают довольно внушительных размеров и всем понятно, что застройщик в таком доме жить не будет, а строит с изначальной целью как нежилое здание, но строит как жилое с целью обойти обязанность получения разрешения на строительство.
Обойти закон возможно при помощи фидуциарных сделок (т.е. с использованием подставных лиц). Такие сделки распространены в современной экономической жизни. К примеру, некоторые недобросовестные чиновники покупают имущество на родственников или переводят на них результат своей предпринимательской деятельности [4, с.5].
Итак, обход закона – это всегда обход какого-либо установленного, действующего запрета лицом, которое преследует противоправную цель. Нарушитель всегда, пользуясь узким толкованием норм права, намеренно упускает реальное содержание нормы. Данное лицо поступает недобросовестно, нечестно, лицемерно. Как же бороться с данной формой злоупотребления правом?
Конечно, нет сомнения в том, что необходимо повышать уровень правовой культуры при помощи правового воспитания. Для этого необходима целенаправленная деятельность государственных органов, общества в целом по формированию у граждан правосознания, умений, знаний в правовой сфере, а также стремление действовать соответствии с ними.

Но стоит заметить, что действия в обход закона зачастую связаны с несовершенством законодательства. Социальные отношения с каждым днем усложняются все больше. Государство издает множество нормативных актов, которые должные регулировать общественные отношения. Но далеко не всегда законодателю удается охватить те или иные сферы жизни. В таких ситуациях и возникают пробелы в праве.
Нарушители зачастую обходят закон, пользуясь частичным или полным отсутствием нормы. С этим необходимо бороться. Пробелы в праве должны устраняться законодателем при случае их обнаружения, но пробел возможно преодолеть и в процессе реализации права (аналогия права, аналогия закона).

Обход закона – одна из форм злоупотребления правом. Действия, совершаемые в обход закона — это «сделки, являющиеся сами по себе не противозаконными, но заведомо направленными к достижению результатов, не допускаемых законом» [5, с.1339]. Они проявляются в использовании лицом норм права в ущерб их внутреннему смыслу и назначению в системе права. Таким образом, лицо «отменяет» для себя общепринятую норму права, совершая при этом сделки, прикрывая свои действия своим собственным толкованием.

Список используемых источников:

  1. Vetsch J. Die Umgehung des Gesetzes. Zurich, 1917. S. 12
    1. Бартошек М. Римское право. Понятия, термины, определения. — М.: Юрид. литература, 1989.
    2. КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса о добросовестности, злоупотреблении правом, государственной регистрации сделок и прав и др. (Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ)» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс»
    3. Овдиенко Е.Б. Общая характеристика понятия «обход закона» в договорном праве // Юрист. 2013. N 22. С. 21 — 25.
    • Стучка П. Энциклопедия государства и права / (отв. ред.) и др. — М.: Изд-во Коммунистической Академии, 1925—1926. Т. 1.

    Данный сайт посвящен достаточно важному и принципиальному вопросу о том, следует ли закрепить в ГК РФ понятие «обход закона».

    В проекте изменений в ГК РФ, представленном общественности в ноябре 2010 г., имеется новая версия ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав» (приводится в сравнении с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ):

    «1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также злоупотребление правом в иных формах иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

    Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

    2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления, полностью или частично может отказать отказывает лицу в защите принадлежащего ему права, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

    3. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются .

    3. В случае, когда злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, если иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

    4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (статьи 15, 1064).

    5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются».

    Думается, что внедрение в ГК РФ понятия «обход закона» было бы глубоко ошибочным шагом. Эти два смутные слова способны перечеркнуть многие достижения российской цивилистистики за последние 20 лет.

    Теория «обхода закона» уходит корнями в источники римского права. Павел писал: «Contra legem facit, qui id facit, quod lex prohibet; in fraudem vero, qui salvis verbis legis sententiam eius circumvenit» (D. 1.3.29) («Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто сохраняя слова закона, обходит его смысл») (перевод привед. по: Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. — М.: Наука, 1984. С. 33). Согласно Ульпиану «Fraus legi fit, ubi quod fieri noluit, fieri autem non vetuit, id fit: et quod distat verbum a sententia, hoc distat fraus ab eo, quod contra legem fit» (D. 1.3.309) («Обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно») (Бартошек М. Римское право. Понятия, термины, определения. — М.: Юрид. литература, 1989. С. 396). Данные определения можно расценивать как не юридические, а скорее публицистическо-обыденные.

    Однако именно на них базируется крайне любопытный и парадоксальный взгляд на «обход закона» как правовой институт sui generis, смысл которого состоит в противодействии использованию законных сделок и действий, в итоге приводящих, однако, к не соответствующим закону результатам ввиду нарушения ими некоей цели (смысла, интереса) закона: «Обходом закона является образ действий, нарушающий предписание закона не прямо, но подрывающий цель, на достижение которой это предписание направлено» («Umgehung des Gesetzes ist ein Vorgehen, das nicht direkt gegen eine gesetzliche Bestimmung verstoesst, aber doch den Zweck einer solchen vereiteln» (Vetsch J. Die Umgehung des Gesetzes. — Zurich, 1917. S. 12)); «сделки, являющиеся сами по себе не противозаконными, но заведомо направленными к достижению результатов, не допускаемых законом» (Энциклопедия государства и права / П. Стучка (отв. ред.) и др. — М.: Изд-во Коммунистической Академии, 1925—1926. Т. 1. Ст. 1339); «Сделка признается совершенной в обход закона, когда она по своему содержанию соответствует закону, но в результате этой сделки, в совокупности с иными обстоятельствами, — возникает положение, находящееся в несоответствии с законом» (Перетерский И.С. Сделки, договоры. Гражданский Кодекс РСФСР. Научный комментарий (с учетом гражд. код. союзных респ.). Выпуск V. С. 18); Сделкою, совершенною в обход закона, считается такое соглашение, в силу которого стороны заключают один или несколько договоров, из которых каждый формально законен и действителен, но по существу каждый способствует достижению незаконной цели…» (Новицкий Т.Н. Общая часть Гражданского Кодекса РСФСР. С. 35. Можно привести и иные примеры: «Обход закона состоит в том, что участники запрещенной сделки избирают для достижения результатов, запрещенных законом, какую-нибудь дозволенную сделку, с помощью которой пытаются осуществить свои цели» (Зимилева М.В., Серебровский В.И., Шкундин З.И. Гражданское право. Учебник для юридических школ. — М., 1944. С. 48); «под обходом закона понимается осуществление поведения, нарушающего интерес, обеспечиваемый обходимым законом, намеренно без вызывания действия этого закона» (Суворов Е.Д. Обход закона. Сделка, оформляющая обход закона. — М.: Издат. дом В. Ема, 2008. С. 159).

    Очевидно, что разработчики новой редакции ст. 10 ГК РФ использовали именно эту теорию. Нужно отдать им должное: они использовали ее не в «чистом виде», а в ограниченном, связав ее применение со злоупотреблением правом.

    Впрочем, важно понимать, что в итоге имело место не механистичное связывание понятия «обход закона» с понятием «злоупотребление правом», а связывание «креативное», состоящее в расширении значения понятия «злоупотребление правом», в придании ему нового смысла. Теперь в предлагаемой ст. 10 злоупотребление правом предстает не только в виде традиционной шиканы либо использования права во зло другим конкретным частным субъектам или же некоему кругу лиц, но и в виде «обхода закона», т.е. в виде действий, которыми хотя лицо и реализует свое основанное на законе право, но которые не отвечают цели (смыслу, интересу) такого закона. Было бы ошибкой полагать, что по замыслу разработчиков новой редакции ст. 10 ГК РФ «обход закона» будет иметь место именно при наличии традиционного злоупотребления правом, которое дополнительно должно не отвечать цели (смыслу, интересу) закона. Нет, по такому замыслу если любое действие не отвечает цели (смыслу, интересу) закона, то уже одного этого достаточно для его квалификации как «обхода закона».

    Иными словами, новая редакция ст. 10 ГК РФ запрещает использование права во зло не только другим конкретным частным субъектам или же во зло не только некоему кругу лиц, но и во зло самому закону, в «подрыв» его цели, смысла, интереса. Теперь благодаря попытке внедрения понятия «обход закона» в ГК РФ следует отличать цели и интересы конкретных частных субъектов или же некоего круга лиц (достаточно узкого или же крайне неопределенного) от целей и интересов соответствующих законов.

    Важно также отметить, что хотя отождествлять публичные интересы и цели и интересы соответствующих законов в большинстве случаев возможно, однако ставить между ними знак равенства все же нельзя: не исключены случаи, когда публичный интерес может разойтись с целью и интересом какого-то закона, при помощи которого государство может стремиться решить свои собственные задачи (при этом государство может открыто говорить о том, что эти задачи имеют приоритет над публичным интересом либо может замаскировать свои устремления соответствующей риторикой, указывая на то, что его действия как раз и продиктованы заботой о публичном интересе, хотя на самом деле это может быть и не так. В истории России последнее случалось очень часто).

    Но что такое цель, смысл и интерес закона? Ответить на этот вопрос можно исключительно казуистически, причем содержание ответа, само собой разумеется, будет во многом определяться целями и интересом конкретного правоприменителя, что создает для стабильности правового оборота серьезные риски.

    Кстати, подготовка к внедрению в ГК РФ этого невнятного понятия началась еще более 10 лет назад В.В. Витрянским (см. ниже) и о том, что рано или поздно такое внедрение может произойти, я говорил уже тогда (см. ниже стр. 202 моей диссертации).

    Крайне любопытно отметить, что сторонники такого внедрения (как разработчики ГК РФ, так и судьи и сотрудники ВАС РФ) разделились на два «лагеря»: первый отстаивает внедрение понятия «обход закона» в ст. 10 ГК РФ («обход закона» как подвид злоупотребления правом), тогда как второй предлагает его использование в ст. 168 ГК РФ. Так, в октябре 2010 г. предлагалось изложить данную статью в следующем виде: «Сделка, не соответствующая нарушающая требования м закона или иных правовых актов, которые предусматривают или подразумевают недействительность сделки в качестве последствия нарушения, а также сделка, направленная на обход таких требований (сделка в обход закона), ничтожна, если из закона не устанавливает следует, что такая сделка оспорима, или, не предусматривает должны применяться ины х е последстви й я нарушения».

    Обход закона: как теперь отличить привычное злоупотребление правом от нового термина

    Понятие злоупотребления правом с 1 марта 2013 г. стало более конкретным — законодатели вывели его новый вид под названием «обход закона». Среди бизнес-кругов это нововведение породило множество дискуссий, в частности, из-за возможных проблем для структурирования сделок. На прошедшей в конце февраля конференции «Актуальные вопросы изменения ГК РФ», организованной Объединением корпоративных юрис­­тов (ОКЮР), Денис Новак, заместитель начальника Управления частного права ВАС РФ, попытался развеять возникшие сомнения.

    Термин «обход закона» стал одной из самых критикуемых новаций в рамках реформы гражданского законодательства. Противники этого нововведения говорили, что оно совершенно чуждо российскому праву и его применение может привести к абсурдным ситуациям, в частности, перекрывающим возможность структурирования сделок. Например, сделка с недвижимостью, в которой продается не само имущество, а 100% долей (акций) в уставном капитале владеющей им компании, может быть признана совершенной с целью обхода требования о регистрации прав на недвижимость.

    Обход закона ничего не изменит в публично-правовых отношениях

    Больше всего противники нормы об обходе закона опасаются того, что она начнет применяться не только в гражданско-правовых, но и публично-правовых отношениях. В итоге могут серьезно пострадать интересы добросовестных участников таких правоотношений. Скажем, в ходе налоговой проверки инспекция может ссылаться на то, что заключенная налогоплательщиком сделка подпадает под понятие обхода закона, как сейчас это бывает с признанием сделок недействительными.

    Однако Д. Новак поспешил развеять данные опасения, пояснив, что вероятность злоупотреблений путем применения термина «обход закона» в имущественных отношениях, основанных на административном или ином властном подчинении, исключается, ведь нормы ГК РФ на такие правоотношения не распространяются (п. 3 ст. 2 ГК РФ), за исключением случаев, прямо указанных в законе, но обход закона к ним не относится. В частности, НК РФ не содержит положений, которые дозволяли бы применение нормы об обходе закона. Напротив, налоговое законодательство содержит механизмы, которые позволяют фискалам решать возложенные на них задачи, не влезая в далекую для них цивилистику.

    В подтверждение данного тезиса Д. Новак привел позицию Президиума ВАС РФ, высказанную в постановлении от 06.11.2013 № 8728/12. В нем судьи пришли к выводу, что в полномочия налогового органа не входит обращение в суд с самостоя­тельным иском о признании недействительным договора в силу его ничтожности (ст. 168 ГК РФ). Вопрос о квалификации сделки как недействительной должен разрешаться в рамках налогового спора. На это же ориентирует постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды».

    Главный критерий обхода закона — недобросовестность, которую нужно доказать

    Д. Новак обратил внимание, что обход закона представляет собой одну из форм злоупотребления правом, совершаемого с противоправной целью. Более общее определение этого понятия содержится в п. 1 ст. 10 ГК РФ — заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Таким образом, обход закона — это действие, осуществляемое недобросовестно. Именно этот критерий должен быть главным ориентиром при квалификации действий субъекта как совершенных в обход закона.

    Поскольку обход закона, как было сказано выше, представляет только разновидность злоупотребления правом, к нему можно применять подходы, ранее выработанные судебной практикой в отношении института злоупотребления правом.

    Так, п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ» указывает, что институт злоупотребления правом имеет резервный характер. Если есть специальная норма, направленная на борьбу с тем или иным нарушением, то применять нужно ее, а не более общую ст. 10 ГК РФ.

    Кроме того, поскольку об обходе закона говорится как о недобросовестном поведении, эту норму нужно рассматривать в совокупности с новым п. 5 ст. 10 ГК РФ, где расширяется презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий. До 1 марта 2013 г. эта презумпция была сформулирована в усеченном виде: закон ставил защиту прав в зависимость от добросовестности субъекта.

    Теперь презумпция расширена: бремя доказывания совершения действий в обход закона возлагается на лицо, которое ссылается на данное обстоятельство. Ему необходимо будет обосновать недобросовестность поведения другой стороны, показав, что, поскольку она ведет себя недобросовестно при осуществлении своих гражданских прав, этому может сопутствовать обход закона. Сам по себе выбор той или иной юридической конструкции для оформления законной экономической задачи оснований для применения норм об обходе закона не дает.

    Сделки, совершенные в обход закона, будут недействительны

    В пункте 3 ст. 10 новой редакции ГК РФ сказано, что если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, суд может отказать лицу в защите его прав полностью или частично, если законом специально не предусмотрены иные последствия.

    Какие «иные меры» имеются в виду в данном случае? Д. Новак считает, что здесь речь идет о последствиях недействительности сделок. Эта норма не упомянута в ст. 10 ГК РФ, но поскольку наиболее распространенным случаем обхода закона является совершение формально разрешенной законом сделки, направленной на достижение законодательно запрещенного результата, то по-иному истолковать эту норму невозможно.

    Последующие поправки в Кодекс, содержащие новую редакцию ст. 168 ГК РФ о ничтожности противоправной сделки, пока не приняты. Потому совершение сделок в обход закона будет вести к их ничтожности и возможности применения последствий недействительности.

    После внесения таких поправок последствия обхода закона будет описывать более сложная конструкция. Ничтожными будут только те противоправные сделки, которые прямо поименованы в законе как запрещенные либо нарушающие интересы не только сторон, но и третьих лиц или же публичные интересы. Остальные сделки будут оспоримыми, если закон не предусматривает иное. Д. Новак отметил, что сделки, совершенные в обход закона, затрагивают интересы третьих лиц, а потому будут являться ничтожными.

    Новый термин можно использовать для решения старых проблем

    В качестве примера того, как обход закона может оказаться полезным для «прикрытия» пока не закрытых законодателем лазеек, Д. Новак привел злоупотребления, связанные с привлечением аффилированных лиц. В настоящее время перечень аффилированных лиц, который предусмотрен Законом РСФСР от 22.05.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», скорее служит для обхода законодательных запретов, чем наоборот. Но уже с 1 марта можно будет доказать, что сделки с участием якобы аффилированных лиц совершены в обход закона и добиться отказа в защите прав участников таких сделок.

    Некоторые намеки на обход закона уже сейчас содержатся в тексте проекта постановления Пленума ВАС РФ о вопросах применения Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» в части применения норм об обязательном предложении при выкупе более 30, 50 и 75% акций (ст. 84.2). Такое предложение не обязательно, если переход акций происходит внутри группы аффилированных лиц. Потому создание искусственной аффилированности для такой цели может быть признано действиями в обход закона, и следовательно, обязанность предложить акции для приобретения миноритариям останется в силе.

    Обход закона пример

    В российском гражданском законодательстве сделки в обход закона впервые были закреплены в ст. 30 ГК РСФСР 1922 г.: «Недействительна сделка, совершенная с целью, противной закону, или в обход закона, а равно сделка, направленная к явному ущербу для государства». В ГК РСФСР 1964 г. подобные сделки не упоминаются, как и сама классификация противозаконных сделок.

    В современной доктрине действия, направленные на обход закона, рассматриваются как злоупотребление правом.

    Вместе с тем, существуют и другие точки зрения. К примеру, И.В. Сазонова «обход закона» и «злоупотребление правом» рассматривает в качестве самостоятельных категорий. При этом обход закона, с точки зрения автора, представляет собой не что иное, как правонарушение. Однако подобные противоправные действия отличаются от иных правонарушений тем, что их незаконность не очевидна, она тщательно замаскирована. 33

    Действовавшая ранее редакция ст. 10 ГК РФ прямо не рассматривала действия в обход закона как злоупотребление правом. Однако такая квалификация встречалась как в практике арбитражных судов, так и в практике судов общей юрисдикции.

    В настоящее время законодателем высказана собственная позиция и обход закона с противоправной целью признан формой злоупотребления правом. Подобные нововведения обусловлены сложившейся судебной арбитражной практикой.

    Содержание термина «обход закона» в новой редакции ГК РФ не раскрывается, что, по всей видимости, даст простор для судебного толкования указанного термина. В этой связи представляется целесообразным привести типичные случаи обходов закона, выявленные судебной практикой:

    — требование изменения условий договора аренды земельного участка в части его целевого назначения или разрешенного использования с целью обойти нормы о предоставлении земельного участка для строительства;

    — требование признать право собственности на нежилое помещение, которое в действительности является жилым, с целью обойти процедуру перевода жилого помещения в нежилое;

    — признание права собственности на самовольную постройку в случае неполучения (и непринятия мер к получению) застройщиком разрешения на строительство;

    — признание права собственности на самовольную постройку третейским судом с целью последующей государственной регистрации права собственности (обход процедуры признания права собственности на самовольную постройку в судебном порядке и законодательства о государственной регистрации прав на недвижимое имущество);

    — условие кредитного договора, прикрывающее «сложные проценты» 34 и другие.

    Обходом закона может быть не только одно определенное действие (предъявление иска, установление условия в договоре), но и совокупность действий, имеющих общую цель. В подтверждение этого можно привести следующие примеры.

    Часто в хозяйственной практике принятие судебного акта используется не для разрешения спора, а для закрепления определенного правового статуса либо признания определенного юридического факта в обход различных положений законодательства.

    К примеру, Постановлением ФАС Поволжского округа от 10.10.2012 N А65-13619/2012 35 обходом закона (положений ст. 218 ГК РФ) была признана следующая совокупность действий: 1) предъявление иска одним обществом к другому обществу о государственной регистрации перехода права собственности на железнодорожный тупик необщего пользования, 2) затем заключение сторонами мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, которое по существу удовлетворяло исковое требование, при том, что на момент утверждения мирового соглашения ответчик не имел права собственности на спорный тупик.

    Также обходом закона признавалась следующая ситуация: передача недвижимого имущества, находящегося в собственности публично-правового образования, в хозяйственное ведение унитарному предприятию с последу-ющим преобразованием данного предприятия в хозяйственное общество. 36 Цель этих действий — обойти положения Федерального закона от 21.12.2001 N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества».

    Как обход закона (а именно положений ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» 37 ) квалифицировалось и осуществление работ для государственных или муниципальных нужд без заключения государственного (муниципального) контракта с последующим предъявлением подрядчиком иска к фактическому заказчику о взыскании неосновательного обогащения в размере стоимости выполненных работ.

    На практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности обхода закона, а также с отграничением его от иных правовых институтов, к примеру, от института притворных сделок.

    В судебной практике и ранее встречались случаи фактического отожествления таких институтов, как обход закона и притворная сделка. К примеру, в ПостановленииФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010 38 потребованию о признании недействительными сделки по передаче в хозяйственное ведение предприятия муниципального имущества, договора купли-продажи и зарегистрированного в ЕГРП права собственности предпринимателя было вынесено решение об удовлетворении данного требования, поскольку установлен факт притворности оспариваемых сделок.. При этом, прокурор полагал, что оспариваемые взаимосвязанные сделки являются притворными и заключены с целью обхода норм о приватизации муниципального имущества. Подобный правовой подход соответствует сложившейся судебной арбитражной практике.

    Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками в договорных правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками. Никакая иная сделка при обходе закона не прикрывается, стороны открыто декларируют достижение правового результата, который не может быть достигнут законным образом при использовании предназначенных для этого правовых средств. Однако несовершенство законодательства позволяет им добиться такого результата при формальном игнорировании законодательно установленных запретов. 39

    Исходя из буквального прочтения п. 1 ст. 10 ГК РФ следует, что обход закона следует расценивать как противоправные действия (форма злоупотребления правом), недобросовестное осуществление гражданских прав. Предполагается, что действия, направленные на обход закона, могут быть охарактеризованы как злоупотребление правом с намерением причинить вред публичным интересам. 40 Эта форма выражается в совершении действий, которыми лицо хотя и реализует свое основанное на законе право, но они не отвечают цели (смыслу, интересу) закона. 41 При этом, как показывает практика, подавляющее большинство споров инициируется именно теми участниками гражданских правоотношений, которые действуют недобросовестно. 42

    Высказана вполне обоснованная точка зрения о том, что ст. 10 ГК РФ является нормой прямого действия. Она работает в двух случаях: во-первых, когда отсутствует соответствующая специальная норма права, регулирующая возникший казус; во-вторых, когда специально действующая норма права не способна в силу своего юридического содержания (формализма, ошибок, пробелов) разрешить стоящую перед ней задачу. 43

    Общим обязательным критерием состава злоупотребительного поведения является признак противоправности. Суд обязан при квалификации действий в качестве обхода закона установить, в чем конкретно выразились недобросовестные действия лица, какая при этом норма права была обойдена, а также при каких внешних обстоятельствах и чем именно это подтверждается. Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что управомоченный употребил свое право исключительно во зло другому лицу.

    На наш взгляд, в ряде случаев избежать констатации злоупотребления правом поможет добавление в новой редакции нормы ГК, что обход закона должен быть «с противоправной целью», но и это понятие крайне не определенное. Установить истинную цель действий непросто, иногда невозможно, а вот применить ее в судах можно легко, особенно в гражданском процессе, где уровень доказывания ниже, чем в уголовном процессе.

    Подводя итог сказанному, можно определить обход закона как форму злоупотребления правом, связанную с недобросовестным поведением участников гражданских правоотношений, с использованием законных юридических средств, но с противоправной целью (интересом).

    Поскольку в законодательстве все еще отсутствует определение понятия «обход закона», возникает риск широкого толкования этого термина на практике (прежде всего контролирующими и судебными органами).

    Вместе с тем законодатели предприняли давно назревшие шаги в пользу защиты третьих лиц от недобросовестного поведения. При совершении иными лицами (собственником соседнего земельного участка, потенциальными контрагентами и т.д.) на первый взгляд не противоречащих закону действий, но с намерением причинить вред потерпевшая сторона может требовать возмещения понесенных убытков.

    Обход закона в международном частном праве

    Рубрика: Государство и право

    Дата публикации: 30.12.2016 2016-12-30

    Статья просмотрена: 1032 раза

    Библиографическое описание:

    Николаева А. Г. Обход закона в международном частном праве // Молодой ученый. — 2016. — №30. — С. 321-323. — URL https://moluch.ru/archive/134/37536/ (дата обращения: 03.09.2018).

    В данной статье рассматривается понятие «обход закона». В частности, особое внимание уделяется сфере брачно-семейных отношений, приводятся примеры судебной практики.

    Ключевые слова: обход закона, злоупотребление правом, противоправная цель

    «Законы — это паутина: крупные мухи сквозь нее прорываются, а мелкие — застревают», — рассуждал французский философ и правовед Шарль Монтескье XVIII века. Однако даже в наши дни данное высказывание не потеряло свою актуальность. Несмотря на многообразие правовых норм как во внутригосударственном, так и в международном праве, на практике лицам удается найти «лазейку» в законе. В частности, в теории международного частного права существует понятие «обход закона» (frauslegidomesticate — обход собственного закона и faruslegiextraneae — обход иностранного закона).

    Само понятие «обход закона» носит довольно неопределенный характер. В частности, оно может противопоставляться понятию «нарушение закона», так и использоваться для обозначения злоупотребления правом. Иными слова, обход закона — это целенаправленное создание таких условий, которые позволяют лицам уклоняться от «неблагоприятных» правовых норм и прибегнуть к желаемому законодательству. Говорить об обходе закона возможно лишь в том случае, если имело место изъятие правоотношения из правопорядка. которому оно фактически должно быть подчинено, и передано под действие наиболее благоприятного другого правопорядка, а также если такой обход был совершен умышленно, сознательно. На практике с обходом закона очень часто можно столкнуться в сфере брачно-семейных отношений.

    Одним из ярких примеров обхода закона в истории служит дело княгини де Бофремон (Франция, 1878 год). Княгиня де Бофремон сбежала от мужа с князем Бибеску. Французские законы того времени не допускали развода. Тогда княгиня вместе с Бибеску переехала в герцогство Саксен-Альтенбургское и приняла соответствующее подданство. Местные законы допускали развод. Княгиня получила развод, вышла за Бибеску и тут же вернулась во Францию. Князь де Бофремон подал иск о признании брака княгини с Бибеску недействительным, и французский суд этот иск удовлетворил. Кассационный Суд утвердил это решение, сославшись на «принцип французского права о нерушимости брака» [4].

    Упомянутый пример весьма наглядно показывает, каким образом может использоваться понятие “обход закона” в международном частном праве. Также необходимо отметить, что суд вправе отказать в применении норм другого государства, если усматривается умышленная попытка обойти национального законодательство.

    Однако и современная практика знает немало случаев, когда предпринимались попытки обойти закон. Например, законодательством Российской Федерации не предусматривается легализация однополых браков. Однако российские граждане могут получить гражданство другого государство, где такие браки официально разрешены, и зарегистрировать там брак, но тем не менее в нашей стране такой брак признан не будет. Но указанный факт не означает, что при жизни один из пары не может завещать имущество своему однополому супругу либо обязать третье лицо исполнить завещание в его пользу, так как ст. 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает свободу завещания [2]. Таким образом, произошел обход закона.

    Также к обходу национального закона могут прибегать суды при вынесении решения. Так, в 2010 году Европейский суд по правам человека рассмотрел дело об обжаловании отказа гомосексуалисту в приобретении права найма. Суть заключается в следующем: После смерти своего однополого партнера Козак (заявитель) возбудил разбирательство против муниципалитета Польши с требованием о признании перехода права найма принадлежавшей последнему квартиры, нанимателем которой являлся партнер. Отклоняя его требование, суды Польши установили, что заявитель выехал из квартиры и перестал вносить плату за наем до смерти его партнера и что в любом случае фактические брачные отношения, являвшиеся условием для перевода права найма муниципальной квартиры, могут существовать только между лицами противоположного пола [3].

    В входе разбирательства польские суды делали акцент на том, что законодательство Польши не признает однополые браки, поэтому под фактическими брачными отношениями признается союз между мужчиной и женщиной. Однако Европейский суд по правам человека указал, что государство должно принимать во внимание происходящие в обществе изменения, связанные с ведением семейной жизни.

    При вынесении решения Европейский суд по правам человека суд усмотрел в действиях национальных судов черты дискриминации, признал факт нарушения прав Козака, тем самым, как может показаться, обошел внутреннее законодательство Польши.

    Понятие «обход закона» может не применяться Европейским судом по правам человека, оно лишь используется в качестве доводов сторонами при судебном разбирательстве. При разрешении споров суд обращается к положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Например, Дело «Вагнер (Wagner) и J. M. W.L против Люксембурга. В данном случае Европейский суд по правам человека признал отсутствие попытки «обхода закона» со стороны незамужней подданной Люксембурга Вагнер, которая усыновила ребенка в Перу по законам этой страны (законы Люксембурга не позволяли усыновление лицам, не состоящим в браке), и затем попыталась признать усыновление со стороны властей Люксембурга, в чем ей было отказано со ссылкой на «обход закона». ЕСПЧ признал наличие нарушения ст. ст. 14 («Запрещение дискриминации») и 8 («Право на уважение частной и семейной жизни») со стороны Люксембурга [4].

    Запрет на обход закона может прямо предусматриваться в праве ряда стран. Например, ст. 21 Гражданского кодекса Португалии гласит: «При применении коллизионных норм не учитываются фактические составы и права, созданные с обманным намерением обойти применимость того закона, который в других обстоятельствах являлся бы компетентным».По статье 159 Гражданского кодекса Аргентины, договоры, заключенные за границей с целью обхода законов Аргентины, недействительны, даже если они действительны по закону места их заключения. Однако вышеуказанное понятие не закрепляется на законодательном уровне в Австрии, Щвейцарии, США [5].

    Раздел VI «Международное частное право» Гражданского кодекса Российской Федерации не упоминает понятие «обход закона». Однако ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) [1].

    Таким образом, понятие «обход закона» не имеет четкого определения. Национальное законодательство стран может как признавать данную категорию и закреплять ее законодательно, так и не предусматривать совсем. Факт обхода закона устанавливается только судом. Стоит отметить, что сфера распространения обхода закона несколько сужается, но в связи с изменениями, происходящими в обществе, она приобретает новые формы.

    Обход закона

    В связи с новой редакцией п. 1 ст. 10 ГК РФ вступающей в силу с 1 марта 2013 года:

    Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

    возникли некоторые мысли о перспективах применения введенного частного случая злоупотребления правом — обхода закона с противоправной целью.

    И первое что мне пришло на ум (видимо из-за конфликта подконтрольных Правительству Челябинской области СМИ с председателем Челябинского областного суда), хотя я и не специалист в этом вопросе — это защита чести достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ). В настоящее время судебная практика не признает субъективное мнение автора сведениями, порочащими честь, достоинство или деловую репутацию. В этой связи в СМИ очень часто реально порочащие честь, достоинство и деловую репутацию сведения маскируются оборатами: «по моему мнению», «думаю», «полагаю» и т.д., чтобы создать видимость авторского мнения, хотя в реальности вся статья направлена на умаление чести и достоинства или деловой репутации потерпевшего. Как правило по таким делам проводится лингвистическая экспертиза, которая дифференцирует каждую предполагаемо порочащую фразу и отвечает на вопрос – порочит или нет, при этом упускается общий смысл статьи.

    Думается, что с введением в действие обхода закона, положения потерпевших может измениться в лучшую для них сторону. Видимо, перед экспертами будут ставить вопросы более общего характера об общем смысле статьи, и в суде уже решат – преследовал ли автор цель обойти закон путем высказывания частного мнения.

    Более близкая мне тема сложившейся практики строительства жилых домов, по так называемому закону о дачной амнистии, с последующим переводом жилого помещения в нежилое.

    Всем известно, что для строительства объекта недвижимости в соответствии со ст. 51 Градостроительного кодекса РФ необходимо получить разрешение на строительство, которое получить очень и очень сложно или даже невозможно. Однако для регистрации права на жилой дом не свыше трех этажей такого разрешения не требуется, собственнику земельного участка достаточно получить кадастровый паспорт на возведенный объект и подать соответствующее заявление с правоустанавливающими документами и кадастровым паспортом в Росреестр. В последующим собственник в порядке гл. 3 ЖК РФ переводит такой жилое помещение в нежилое.

    Построенные жилые дома бывают эпических размеров и всем понятно, что застройщик ни когда в таком доме жить не будет и строит с изначальной целью как нежилое здание, но строит как жилое с целью обойти обязанность получения разрешения на строительство.

    В этой связи возникает ряд вопросов. Любой ли обход закона законодатель подразумевает противоправным? И если не любой, то применительно к данному случаю, есть ли противоправность цели у застройщика, ведь в конечном итоге получение разрешения на строительство – это не самоцель, а проходной этап к достижению цели по созданию нежилого здания, которая сама не может быть противоправной поскольку закон, в общем-то, допускает строительство таких зданий.

    Если все же любой обход закона является противоправным какова судьба возведенной недвижимости? Пункт 2 ст. 10 ГК РФ в новой редакции гласит: в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

    Видимо под иными мерами, в данном случае, предусмотрен снос такой недвижимости как самовольно возведенной в порядке ст. 222 ГК РФ по заявлению администрации или прокуратуры.

    Вот небольшие зарисовки перспектив применения новой редакции ст. 10 ГК РФ. У кого какие мнение по изложенному, какие иные перспективы в применении новой редакции вы видите?

    Популярное:

    • Не снято или неснятой судимости Судимость и работа с детьми Анна Мазухина, Эксперт Службы Правового консалтинга компании "Гарант" Вот уже полтора года доступ к работе с несовершеннолетними для тех, у кого были проблемы с законом, значительно ограничен 1 . Чтобы узнать, […]
    • Правило как узнать площадь Площадь фигур Две фигуры называют равными, если одну их них можно так наложить на другую, что эти фигуры совпадут. Площади равных фигур равны. Их периметры тоже равны. Площадь квадрата Для вычисления площади квадрата нужно умножить его […]
    • Ликвидация офиса распродажа Распродажа офисной мебели уже стартовала На правах рекламы В связи с ликвидацией склада компания "Офисная мебель недорого" начала распродажу офисной мебели по ценам, на 35 % ниже рыночных. На данный момент клиенты производственной […]
    • Юристы саров Таковых нет. А если объявятся, то я Вам настоятельно к ним оращаться не рекомендую. Платные и неплохие есть. № 3 Сообщение CapoOB » 23 ноя 2012 23:13 Лохов лохить! Платите, чё. Может с вас ещё и замерщики и ремонтники деньги за просмотрт […]
    • Заявления отпустить ребёнка со школы Как отпросить ребенка из школы. Образец заявления Здравствуйте и добро пожаловать на блог! Надеюсь, название статьи не слишком вас удивит). Да, я не совсем правильная мать и периодически выдергиваю дочь из учебного процесса, чтобы […]
    • Джон ирвинг правила а Джон Ирвинг «Правила виноделов» The Cider House Rules Другие названия: Правила Дома сидра Жанры/поджанры: Реализм Общие характеристики: Социальное | Психологическое Место действия: Наш мир (Земля)( Америка( Северная ) ) Время […]
    • Вводная конструкция как правило Вводные конструкции. Предложения с вводными конструкциями: примеры Предложения с вводными конструкциями используются и в устной, и в письменной речи довольно часто. Они помогают автору точнее выразить свое отношение к тому, о чем идет […]
    • Программы подготовки юристов Уровни и сроки подготовки Бакалавриат по направлению подготовки 521400 «Юриспруденция» Направление 521400 «Юриспруденция» утверждено приказом Министерства образования Российской Федерации 02.03.2000 г. № 686. Квалификация выпускника - […]